Urban2080 - История всех поселений России

мон. Палеостровский Рождественский (Корнилие-Палеостровский Рождественский)

6 мая 2022 г. мон. Палеостровский Рождественский (Корнилие-Палеостровский Рождественский)

Поселение находится: Республика Карелия, Медвежьегорский район.

Координаты местности: 62.572693, 35.241416

Дата образования: Впервые монастырь упоминается в грамоте от 25 августа 1391 года.

Дата снятия с учета:

Топонимика:

Из книги «История Выговской старообрядческой пустыни» (Санкт-Петербург, 1862 год. Издана по рукописи Ивана Филипова, с соблюдением его правописания):

О запоре Палеостровскаго монастыря и в нем о скончании
отца Игнатия с прочими

Такову страшиому огню мучительства в пустыни сей разгоревшуся, такову всепоядающему пламени на место сие святое возвысившуся, что бывает странно, что творится необычно. Видя отец Игнатий с Емелианом Повенецким и с прочими своими бывающее. И немогий от них крытися в пустыни наидоша бо на пустыню лютии мучителии, яко несия мухи на Египет, никого же милующе плачюща, никого же оущедряюще слезящани кого же благодетельствующе молящася. Оумысли дивный отец предивныя памяти достойное оумышление и собравшися со своими пойде на лыжах ко Онегу от гонительства их и прешед чрез Онего и пришед в Палеостровский монастырь, затворися со своими оученики, тамошних же жителей желающих благочестия к себе прияша, а не хотящих во единомыслии быти с ними вон выслаша из монастыря и посла отец Игнатий, по волостем и селом благоревностнаго Емелиана Повенецкаго с прочими ревнители, возвестити благоверно пребывающим христианом: дабы хотящии с ним за древнее благочестие огнем скончатися, шли к нему в собрание: не хотяше бо страдальческих почестей сам точию со ученики своими сподобитися, но со многими желаше диадимою мученичества оукраситися; людие же оуслышавше сие начаша к нему собиратися; и собрася многое множество благочестиваго народа, гонителие же оуслышавше сие и оустрашишася, отъехаша в погост нарицаемый Кижи и написаша отписку и послаша с отпискою из Палеостровскаго монастыря старца в Новгород на скоре и с ним салдата, и по той отписке с Нова города скоро послаша началных людей и с ними 500 салдат с пушками и со оружием воинским и приехавше в великий пост в ближния волости и деревни взяша с собою множество понятых мирских людей, с ними же близ монастыря приехаша и начаша к монастырю итти приступомъ, защищающеся сенными возами и боящеся с монастыря противности и стрельбы; но с монастыря не стреляху и не противляхуся последующе бо Христови, яко агньцы готовяхуся на заколение и смерть с великим смирением и сокрушением сердец своих со слезами моляще всемилостиваго Господа Бога и пречистую Богородицу и всех Святых всенощным бдением и молением и пощением, молящежеся всемилостивому Богу, чесого от него прошаху? еда избавления от толиких бед и зол окруживших их отвсюду? никакоже: но прошаху себе от благодателя Бога постоянства непреклоннаго, твердости неразрушимыя, мужества непобедимаго не бо противу огня точию ополчахуся и с мучители брань творяху; но со безчисленными демонскими полками сразитися хотяху. Тем же овии всю неделю оную бес пищи и без сиа пребываху, а овии в пол, а последний два дни ни хлеба, ни воды вкушающе, пребыша без сна, кающеся чистым покаянием, готовящеся на смерть вси единодушно; и кииждо их глаголаше сице: сладко ми есть оумрети за законы церкве твоея Христе мой, обаче сие есть выше силы моея естественныя. Тем же ты Владыко оукрепи мя своею силою, и приими смерть мою, яко жертву благоприятну, за многоболезненное же страдание мое, еже хощу подъяти: даждь ми грехов моих прощение и причти мя к лику святых твоих во царствии небеснем.

Отец же Игнатий оучаше их и оукрепляше мужественно пострадати за древлецерковное благочестие и не боятися смерти и ко всем радостным вопияше гласом: дерзайте христолюбивое множество; Болии бо есть с нами, нежели со врагами нашими: с нами бо есть Христос; а со врагами нашими диавол, но не может диавол одолети Христу, паче же одолен от него будет и посрамлен и со всеми легеоны своими попран будет нашими ногами и к тому не воздвигнет на ны главы своея: но сотрется и вечно погибнет, точию мужайтеся и да крепится сердце ваше, оуповайте же не на себе, но на Бога жива, иже есть Спаситель всем человеком паче же верным. Сам же отец Игнатий, пад пред образом Владыки Творца небу и земли и пред образом Царицы и Владычицы Пресвятыя Богородицы, со слезами вопияше: певаемый в Троице всемогущий Господи Боже: Призри от святаго жилища славы твоея на нас грешных и недостойных раб твоих, собранных во имя твое святое, за древлецерковное благочестие хотящих страдати: Виждь Владыко беду нашу, се бо обыдоша нас врази наши, яко лютии неоукротимии зверие и ищут нас всех погубити и поглотити и не вемы что сотворити. Аще попустимся в руки их на муки здатися, яко же прочии клеврети наши страдавший за имя твое святое, но боимся разхищения собраннаго толикаго множества, да не будем оынове погибели: ибо руки вражия мучительства и томления орудия суть и готовы на пролитие крове и на поругание христианства: мы же немощни есмы и слабы и того ради не смеем к предлежащим мукам вдатися. Ты же Господи наш Владыко Зиждителю и Творче небу и земли и всей твари сотвори по своей всемогущей силе и по воли своей святой и призри на сие собранное тебе доброму пастырю последующее ради имени твоего стадо помилуй и спаси. И ими же веси судбами оукрепи и оутверди и мужественны покажи на огненное сие страдание: тебе бо ради Владыко, и имени твоего святаго страждем и предаемся огненному сему стремлению, вмени Господи человеколюбче в мученическое страдание, ради немощи нашея и с ними сочетай царствию своему небесному и со всеми святыми, Аминь.

Мучители же крепко оустремишася на приступ и начаша с пушек и со всего оружия стреляти по монастырю и по церкви, в которой оной отец Игнатий в запоре, не оустыдешася безумнии места святаго, не почтоша храма Божия, не оустрашишася ока всевидящаго, но единожды злобою, аки осяжною обьяти тмою, ниже сами ведяху яже творяху, озлобиша Божия рабы, начаша святое опустошати место и со стены караул збиша тогда. Но отца Игнатия оученицы отступивше от стены, даша место врагом своим и собрашася вси во оную церьковь и лествицы к себе в церковь подняша; видевше же суровии мучители, яко нетокмо не противятся им, но и со стены выступиша и пришедше под монастырьскую стену и лествицы положиша на стену и ставше и по лествицам внидоша в монастырь и врата монастырьская отвориша и воинство все вшед в монастырь, обступиша церковь и покушахуся в церковь внити, но не возмогоша, понеже церковныя лествицы сломаны, а по которым ходиша оные на колодах поднята внутрь церкве и врата затвориша и против врат сделаные щиты с бревен спустиша со стены и оукрепиша и не могоша к ним взыти; они же пушки подняша на оградную стену и со всего оружия стреляху по церкви и оустремишася яко лютии немилосердии зверие, начата стены топорами сещи, но не возмогоша скоро просещи стены, понеже лес в стенах вельми толст и около всей церкви сделана извнутрь другая стена з бревен и камением и землею между стены засыпано до мосту, и виде отец Игнатий такое их лютое мучительское стремление и немилосердие: В руки же мучителей вдатися трепетаху, со множеством собраннаго народа в мучительское стремление, да не некотории малодушнии боящеся мук, отпадут древлеотеческаго церковнаго благочестия; того ради доброразсудный мужь со своим собранным народом благочестне по законех древлеотеческих огнем скончатися изводи; Подражающе древних Азарииных чад, онех бо рука Навходоносорова в пещь вверже, сих же теснота и мучительское стремление пореваше оуже бо оу них готово все ко огненному запалению. И егда начата с пушек стреляти по церкви и пришедше ядра в церковь свещи вся срониша на поджегу (а овин глаголаху по благословению отца Игнатия сами зажгошася, еще не допустя гонителей в монастырь и до пушечной стрельбы, еще не оуспеша с пушек стреляти, бояся многолюдства и коварных хитростей и расхищения, сие отдадим Богу единому ведети) и загореся церковь и бысть шум пламенный, аки гром, пламень бо всю церковь обхвати и пойде огнь вверх, аки столп, воинство же и вси людие отступиша от церкви и бысть на них страх велик, не бо христови бяху оученицы и последователи. Темже и бояхуся смерти телесныя и нетокмо сами не хотяху оумрети, правды ради, но и других оумирающих зряще оужасахуся и трепетаху, страшен им бяше огнь вещественный, понеже огня любве Божия не имяху, страшно страдальческое оумертвие: понеже не на страдальчество, но на мучительство помазашася. В то же время бысть тишина велия на воздусе и церкви горящей, стены церковныя падаху внутрь церкве, пламень же и огненныя главни не падаху на внешнюю страну и других церквей близ горящия церкве стоящих, иного здания в монастыре и людей никако же опали, ниже повреди, и тако отец Игнатий скончася огнем за древнее благочестие и с ним народа к двум тысящам седмь сот, лета от мироздания 7195-м (1687) году месяца Марта в 4 день.

Такова оубо ревность добропобедных страдальцов, таково постоянство Божиих рабов, таково мужество благочестивых исповедников; лучше изволиша горкою оумрети смертию, нежели от церковных отступити преданий, сладчайшу вмениша быти смерть со благочестием правым, нежели живот с догматы растленными, избраша паче огнем скончатися, во святоотеческой вере, нежели под анафемами церькве святыя окаянный живот продолжити; речет ли кто яко зле сотвориша сами себе смерть соделаша, да слышит таковый премудраго глаголюща, лучше есть смерть паче живота горка: Исус Сирахов, глава 30.

Аще оубо живот горкий окаяннейший смерти, во святом писании нарицается; кольми паче живот проклятый и Бога отчюжденный его же живут подлежащий анафемам церковным: тем же добре сотвориша сии блаженний страдалцы, презревше таковый проклятый живот и возлюбивше смерть блаженную за законы церковныя. Имамы сия похвалныя смерти многия образцы во историах церковных: но ныне о сих глаголати не хощем, елико долготы оубегающе слова, толико к предлежащему спешащеся приити повествованию.

Прежде же нашествия гонителей отец Игнатий благоревностнаго Емелиана Повенецкаго отпусти благословив и пророчески прорек: «пойди чадо и собери себе другое собрание, возми отца Германа и в сем же месте в скоре по мне за благочестие с прочими скончаешися». Прежде же того отец Игнатий собра от своих оучеников денег сто рублев или болши и сребра несколько и отдаде старцем Палеостровским и глаголаше пророчески: ныне со мною одна церковь згорит и за то возмите от нас плату; а инное строение неврежденно пребудет, понеже ожидати будет другаго собрания, и бысть тако по пророчеству отца Игнатия, згоре одна церков, а другие церкви и инное все в монастыре не повредися, от того огненнаго запаления, но цело остася.

Еще поведаю вам бывшее видение достойно сказанию егда загореся церковь и дым великий восхождаше со огнем на аере и после болшаго дыму из самыя церковныя главы (О ле чюднаго видения) изыде отец Игнатий с крестом в великой славе и светлости, и поднявся пойде в высоту и за ним прочии старцы и народа множество безчисленное, вси в белых ризах, в великой светлости и славе рядами идяху за оным отцемь Игнатием горе к небеси и прошедше небесныя двери, к томоу невидимы быша. А из них падоша на землю во огнь токмо три человека, котории из огня бросишася во окна и предашася, а оное видение мнози человецы видеша, и из них един человек иже виде знаем бе отцу Игнатию, иже и прихождаше к нему и оучаше его, токмо он оучения Игнатиева не слушаше и не внимаше и ненавидяше самого отца Игнатиа; и глаголаху отцу Игнатию братия: Отче почто сего мужа оучиши и любиши, а он тебе не навидит и оучения твоего не приемлет и не слушает, отец же Игнатий смотря на него внутреннима очима, глагола к ним, братия помните моя глаголы: сий человек ревнитель по благочестии будет и за нами скоро нашим путем будет последствовати.

И тако по пророчеству отца Игнатия после видения, оуязвися любовию благочестия изшед из дому и скитаяся по пустыни Выговской с Емелианом и со отцем Германом и в другое собрание бысть ревнитель с ними и скончася добре с покаянием и отиде к Богу и людие с ним видевшии видение сие, и от его поведания слышавшии, с ним скончашася в благочестии.

Есть и другое пророчество отца Игнатиа, тако же достойно сказанию: прихождаше оубо к нему с Даниилом Викуловым, того же Шунскаго села Леонтий Мокушев и егда прихождаше к нему и благословения прошаше: дивный же отец Игнатий аще и беседоваше с ним, но зело краткими словесы и вскоре отпущаше его от себе, а благословения не даваше ему: По отхождении же Леонтиеве, вопрошаше Даниил с прочими отца Игнатиа: Отче Игнатие, чесо ради сего человека не благословляеши и болшей беседы с ним не распространяеши, а оной господин до нас вельми благодетель и с нами ревнует и ходит и советует. Оной же отец глагола им (смотря на него внутреннима очима), Помните каков будет Леонтий и оуслышите после о нем, понеже он нетокмо не под нашу клонитися хощет руку, но и гонитель будет благочестию; и по пророчеству старца тако бысть.

Еще той же Огнатий, егда бысть собрание христиан в Каргопольском оуезде на месте зовом Порма, в пустыни не малое число и с ними старцы и в том же собрании Соловецкой старец Иосиф отцу Игнатию знаем, хотяше скончатися, отец же Игнатий написа писмо своеручное ко оному старцу Иосифу не веляше ему в том собрании быти, и глагола не на ползу те будет отче, но изыди вон, не ты их собрал еси, собравшии их отцы, да скончаются с ними, а ты себе собереши особь свое собрание. Оной же Иосиф сего не послуша, и егда от нашествия гонителей загореся часовня и воины нападоша с топорами и с крюками и выломиша ис часовни из единыя страны несколько бревен, которая часовня с страны прирублена после, и егда страдалцы с дымом и огнем бравшеся падоша, тогда стену проломльше воини кокотами из огня извлекоша человек числом шестьдесят, еще смерти вкусити не оуспевших, в них же бе и старец Иосиф и онии вси ожиша и свезени быша на Холмогоры и тамо мучени быша и мали нецыи пострадаша из них до конца, а инии не стерпевше мук к новшеством присташа. Иосиф же старец Соловецкаго монастыря, седев тамо несколько времени и не вем како избыв, прииде ко отцу Игнатию и просяше оу него прощения за свое преслушание. Отец же Игнатий глагола к нему: зло чадо преслушание и искусился еси наказанием, аз чадо не просто писах (сказа ему в тайне и иным такожде): Видех бо видение сицево: с небеси показавшамися четыри корабля великия, полны множества народа христианскаго, аки по морю, по воздуху пловуще и глагола ми некто в видении, сей больший корабль твой, а по нем менший твоих клевретов, старцев Соловецких, отца Пимина корабль, отца Германа корабль и отца Иосифа корабль, того ради к тебе и писах, да особь себе собереши стадо, и прости его и благослови себе собирати, еже и бысть по пророчеству отца Игнатия.

И сие сказанию достойно: еще отцу Игнатию в Соловецкой обители живущу пророчествоваше о нем Гурий блаженный инок Соловецкий, иже благоюродством жития великих чюдоделий сподобися: егда оубо отца Игнатия стреташе на монастыре, многажды глаголание к нему, Игнатие, изыди скоро из монастыря сего, ибо свой монастырь равный сему собереши и болши, сам же юродствуя метлою гоняше его: Кое слово блаженнаго инока Гуриа в дело произыде, егда Игнатий толикое множество народа собрав абие приведе Богу страдальческою смертию, их же число нетокмо равно бе Соловецкаго монастыря святым отцем, но и много большее.

По скончании же блаженных страдальцов старцы того монастыря Палеостровскаго собрашася и начаша жити, а из Нова-града посланнии воины к Нову-граду паки возвратишася, а хранящии древлецерковное благочестие, оставши ревностныи Емелиян с прочими, скиташеся и живяше в Выговской пустыни по лесам оу огненных нудей, скитаяся и всякую нужду терпяше и прочии отцы вышеписанный Герман с ним, а иные особь по пустыни: отец Кирил, высокаго пустыннаго жития мужь живяше при Выгу реце на Сулотозерской дороги, где и оумре и погребен бысть. Старец же Питкрим, скитаяся живяше, ходя по пустыни крыяся. А отец Корнилий в то время пришед от Водлы реки в верховских лесах живяше, где ныне Ладожской скит и иные малые скитающеся врознь при огненных нудьях живуще всякую нужду терпяху, а овогда выходяще из лесу по селам и волостям и погостам, поучающе народ в древлецерковном благочестии оукреплятися; и неколику времени минувшу не терпя несытый диавол, но яко лев рыкая всегда возставая и ратуя гоняше церковь и христиан не могии терпети, тщашебося истребити искру благочестия, в крыющихся христианех до конца и вниде в подобных себе злых ненавистных человек и нача ков ковати. Прежнии же лжемонаси вышеписаннаго монастыря и злии их подобницы даваху скаски приезжающим с Новгородскаго розряду подячим и недельщиком и закащиком, а в скасках своих писаху: что оставили от старца Соловецкаго вышеписаннаго Игнатиа от его собрания Соловецкой же старец Герман с прочими, и Емелиан Повенецкой, выходя из Выговской пустыни, ходя по селам и по волостям и погостам оучит людей держатися старыя веры древняго церковнаго благочестия, а от Никоновых новин велят оудалятися и бегати: и людие их оучению последствуют, от церкви и от попов оудалятися и новодействуемаго причастия не приемлют и не причащаются и ходят явно не бояся многолюдством по селом и волостям, и по тем отпискам послаша из Новгородскаго розряду оуказ на Олонец с посланными, чтобы с Олонца с их посланными, послати бы началных людей и подьячих и салдат со оружием для взыскания и поимки вышеписаннаго старца Германа и Емелиана и прочих; и с Олонца послаша начальника лютаго гонителя, именем Аникиа Портновскаго и с ним подячего и салдат человек с тритчать для взыскания и поимки. И вышеписанной Портновской, приехав во июле месяце, или прежде в Шунской и в Толвуйской погосты для сыску и начат сыскивати и бысть всем людем велия теснота и гонение и мучительство; наипаче же хранящим древнее благочестие. Оной же Портновской с салдатами, взяв с собою из мирских и с Палеостровскаго монастыря, для знатия и взыскания в Выговскую пустыню несколько людей и начата по лесам ходити и взыскивать овых имаше и мучаше, которыя келии взыскиваше и сожигаше. А хлеб рож молоченую по лесам разсеваше, а не молоченую пожигаше.

О втором запоре в Палеостровском монастыре отца Германа и с ним прочих скончавшихся

И видевше пустынные жители отец соловецкой Герман и Емелиан повенецкой с прочими, что не могоша оукрытися и по лесам от мучительскаго искания и гонения и посоветовав между собою собрався и пришед ко Онегу в их, началника Портновскаго с салдаты, суды, и выехав на Онего и присташа к Палеостровскому монастырю, и вышед на остров с конца, пришедше в монастырь и сказаша старцем, которыя от вас хотят с нами за древлецерковное благочестие пострадати, те с нами да пребывают и заседше, а не хотящих старцов с ними в совете быти вон изгнаша: а овыя с ними и водворишася. И слышав Портновской с салдаты, что оныя пустынники оу Онега суды их оувезоша и пришед в Челможскую волость в малых судах переехав в Толвуйской погост. А к Палеостровскому монастырю не смеяша ехати. И по сем отехаша в Кижской погост, не смеяше бо в Толвуйском погосте стояти; та же написаша отписку в город Олонец, а другую в Нов-город и послаша своих со отпискою и старца Палеостровскаго. А в то время ис Палеостровскаго монастыря отец Герман посла благоревностнаго Емелиана Повенецкаго с прочими по окрестным ближним селам и волостям: возвестити всем людем: дабы хранящии древлецерковное благочестие собиралися ко отцу Герману Соловецкому в Палеостровской монастырь, за благочестие древлецерковное кончатися: и начаша людие собиратися и подкрепиша около монастыря ограду, чтоб их внезапно не схватали гонители, и по отпискам оного Портновскаго с Нова-города прислаша на Олонец оуказ чтоб послати началных людей и салдат со оружием и послаша полтораста слишком салдат, сверх первых, с ними же протопопа, да посацкого Тимофеа Попова, для оувещания и оуговору, и приехав в ближние погосты, взяша с собою в пособ множество людей и ехавше в судах во многих под монастырь на остров и присташа ззади острова не близ монастыря. Аще бы оной Портновской пристал бы на судах со всем воинством к монастырю с лица и пошол бы на приступ, тогда было оу запорных все зготовлено и сами к тому времяни оуже зготовилися, чтоб огнем скончатися, а не противитися ни мало. Но оной не вем чесого ради тако сотворил: и остановишася на острову и пришед со всем воинским оружием, сташа за горою близ монастыря и начата с пушек по монастырю стреляти и со всего воинскаго оружия, и даша велий страх, и в нощи оучиниша приступ к монастырю. Пришед близ стены и положиша лествицу на стену и хотяще скоро взяти, из оного же монастыря, начата из бойниц с мелкого оружия, для страху пыжами стреляти. Сущии же в монастыре, на стену войска не попустиша и отбиша их со стены и от монастыря отгнаша, и оное войско не могоша монастыря приступом взяти и отидоша вспять в станы своя. И по утру прислаша на оуговор протопопа Олонецкаго и посацкаго Тимофеа Попова и началника Аникиа Портновскаго и пришед близь стены стояху, а из монастыря к ним на зговор вышед на стену Емелиан Повенецкой с прочими и начаша между собою о вере стязатися и весь той день стязашася и отшедше в станы своя. И по многи дни тако стязашася и оуговоришася между собою, даша сущии в запоре оному Портновскому и салдатом денег и сребра до двух сот рублев и болши, чтоб ему отехати со острова вон со всеми воинскими людьми и дати им думати сроку на несколко времяни. А оусамех инное в разуме, чтоб им достальных людей обещавшихся с ними скончатися собрати. Оной же Портновской взяв деньги и сребро сего своего обещания преступник бысть и с Острова не отеха, но паки нача приступати к ограде и начаша по церкви с пушек стреляти, оной же Емелиан с ними нача оуговариватися. И еще даша ему другое толикое число денег и сребра. И оуговоришася оуже вторицею отехати от монастыря и взяша денги и сребро, а даша руку чрез саблю, чтоб сотворити тако, яко же договор бысть, но Портновской лукав сый и несыт, аки ад, все сие презре, и паки повеле всем воином на приступ готовитися и начаша в нощи к монастырю приступати и со всего оружия с пушек и с мушкетов начаша стреляти и видя отец Герман и Емелиан оных мучительское стремление и их наглость и неправду, начаша противитися, вышедше на стену и начаша стреляти пыжами, а не пулями для страха, и на стену не пускати, и лествицы их ломати и от стены оных едва отбиша. Оныя же служивыя салдаты возвратишася вспять со студом своим в станы своя, и по утру присланы к монастырю, чтоб сдатися и покоритися. Оные же на зговор к ним приидоша паки, Аникий Портновской и протопоп Олонецкой и посацкой Тимофей и весь день спирахуся от книг и от писания, а тамо из монастыря Емелиан Повенецкой со своими прочими стояша на стены и оуже на вечеру бывше начат Емелиан оному Портновскому и протопопу с прочими глаголати, что вы по зговору своему в слове не стоите и правды не помните, не боящеся Бога, дарихом вас златом и сребром и денгами и платием дващи и трижды и ничим же возмогохом вас оударити, оумилостивити и оутолити что сотворим с вами ныне, а вы то же намерение показуете к нам, что приступати. Но ныне вас станем дарити горохом и оудариша руками о себе и абие со стены стрелиша с четырех мушкетов и пришедши пулка во оного Портновскаго и паде на землю, такожде протопопа в руку оуязвиша и иных обратила и побегоша вси прочь от монастыря. Та же выскочиша человек здвадесят со оружием с монастыря для страха, и даша им страх и пришедше к Портновскому, разсекоша его на двое, сие творим глаголюще за твои неправды. А оное войско вси побегоша в станы своя, из монастыря оучиниша выкличку, что бежите возмите своего началника Портновскаго оубитаго за его неправды, мы за вами не гонимся. Они же взяша и выехаша с острова со всем своим оружием в село Толвую и тут стояша время некое и писаша во Олонец отписку и по отписке прислаша и иных началных людей и прибавочных стрельцов и повелеша к монастырю приступати без милости. Оуже бо и Онежская губа стала ледом, и сие бысть после Филипова заговения в пост Рождества Христова и приехавше на остров со всем воинством и с пушками и со всем оружием и начаша из горы с пушек по монастырю стреляти и по церкви; в которой оные на Богомоление собирахуся. И видя в запоре в монастыре оной отец Герман и Емелиан с прочими их мучительское злое стремление, не противляшеся им. Но уготовляхуся вси к конечному к смертному оуготовлению кающеся честным покаянием и молящеся день и нощь и пребываху в посте и в молитвах и в плачи и в слезах просяще оу Бога отпущения грехов своих. Оные же присланные с Олонца началники повелеша всему воинству готовитися к приступу со всех сторон и навезоша сенных возов множество и приладиша сенныя возы, яко щиты наперед себе пихати, боящеся из монастыря стрельбы, но с монастыря не противляхуся оуже и отступиша от стены и собрашеся в церковь и пришедше за щитами войско близь стены и зажгоша хлебню и загорешася хлебни, а сами по лествицам сташа на стену и здынуша пушки и все оружие на стену, изготовиша к стрелбе и отвориша монастырьския врата и все войско вшедше в монастырь и хотяше войско в церковь итти и не возмогоша. Понеже оу них лествицы первые церковные розломаны, а по которым ходили, тыя здынуша на стену к себе в церкви и щиты оуладиша противо врат бревенныя, которые оу них были зделаны для запору на стены, оныя спустили против врат: и оныя воинския люди, яко злыя звери много ярившеся не могоша их в запоре взяти и начаша с пушек и со всего оружия стреляти по церквам и от той пушечной стрельбы от ядер падаху вся свещи, возженныя пред образами на поджегу и от того загореся церковь скоро, а овые глаголаше, что сами зажгоша, видя немилостивое и лютое приступление, боящеся дабы живых не взяша и пламень велий восхождаше и от того и загореся весь монастырь. И бысть в то время велия буря ветренная и погода и пламень велий восхождаше на высоту и загорешася стены монастырския и вси келии внутрь и вне монастыря и анбары и скотския дворы и гумна, и бысть велий страх на всех. А скот из дворов выгнаша весь, такожде из келей и из анбаров войском что могоша выносити и колоколы с колокольни сметаша на землю. А монастырь со строением весь згоре, и отец Герман и Емелиан Повенецкой со всеми собравшимися скончашася за древлецерковное благочестие, числом к тысящи пять сот о Господе оусопша вечным сном, лета от мироздания 7197 году, Ноября в 23 день.

И еще к сему приложу: слышах о сей Палеостровской обители от достовернаго свидетеля, сказа мне недостойному в то время, как скончалися во оной обители Палеостровской некий мужь, живый до запору в Соловецкой обители при игумене Илии или прежде, что последи бысть архимандритом, во оной же Соловецкой обители; и оной мужь живущи в обители, виде книгу писмянную и читал, некоего мужа свята написано пророчество таково: в последняя времена на конец века, во Обонежских странах на Онеге езере в Палеостровском монастыре болши Соловецкой обители будет святых спасаемых: сие самовидно делом оное пророчество збылося, в сия в последняя времена лютая и гонителная, когда за древлецерковное благочестие, толикое пострадавших множество явилося. От Никоновой новины и лютаго гонительства, ясно поведается о сем в Соловецкой обители, кроме тех, которыя в запоре изомроша к пяти стам число некое, кровию мученическою свое древлецерковное благочестие запечатлеша: о чем Соловецкая историа явствует: а в Палеостровском монастыре в тое же лютое гонительство при нашествии гонителей, в дву собраниях с Соловецкими отцы к двум стам четыре тысящи огнем скончашася, о чем выше сего в сей истории явствует. Сие нам от вышеписаннаго мужа слышах и писанию предах.

Из «Материалов для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской империи, с библиографическим указателем. Том 2. Монастыри по штатам 1764, 1786 и 1795 годов (768 монастырей)» (Санкт-Петербург, 1892 год. Составил и издал В. В. Зверинский):

(№ 1035) Палеостровский-Рождественский-Богородицкий, мужской, заштатный (с 1764 года), Олонецкой губернии, Петрозаводскаго уезда, в 160 верстах к юго-востоку от Петрозаводска, в Онежском озере, на острове Палье. Основан, как полагают, XII столетье преподобным Корнилием, уроженцем Псковским, подвизавшимся некоторое время в Валаамском монастыре, но ради уединения удалившимся сюда, прельстясь красотою местности. Первое письменное свидетельство о существовании монастыря относится к 1391 году и упоминается в межевой записи Юрьева монастыря. В описи 1582 года о монастыре сказано: «На Вспалевском острову на Онеге озере монастырь общей Рождественской. А на монастыре церковь Рождества Пречистыя Богородицы, да церковь Николая Чудотворца, да церковь теплая Илья Пророк с трапезою, древяные. А церкви поставлены и церковное строенье прежняго игумена Корнилия. Да на монастыре ж келья игумена Ионы, да 23 кельи, а живет в них 2 священника да 49 братов». Это известие заставляет усомниться, чтобы монастырь был XII столетье, так как церкви и строение деревянные, построенные Корнилием, едва ли могли сохраниться более, чем в течении 300 лет. Впрочем, есть примеры долголетия деревянных построек, как например кладбищенская церковь в Муромском монастыре, существующая по ныне. С 1654 года здесь находился в заточении епископ Коломенский Павел, сделавшийся главою раскола в православной церкви. В соборном храме Рождества Богородицы под спудом покоятся мощи преподобного Корнилия и приемника его Авраамия; память их чтится 19 мая. В XV столетие в монастыре подвизался преподобный Зосима.(1)

Примечания:

(1) Палеостров, его судьба и значение в Обонеж. крае, помещено в Чтен. И. Общ. ист. и древн., 1868 г., I, смесь, стр. 19-262; Донесение 1688 г. Новгор. митр. Корнилия о расколо-учителе Емельке Иванове, вторично засевшим в Палеостр. м-ре, там же 1882 г., III, смесь, 30; Ист. Росс. Иер., V, 450; Ратшин, 419; Словарь ист. о свят., 160; Озерецковский, Путеш. по Ладож. и Онеж. оз., 250; Журн. Мин. Вн. Д., 1841 г., XLVI, 325; Акты истор., V, № 151 (Три цар. грам., 1687-1689 г., Новгор. митроп. Корнилию и Олонец. воеводам Вас. Долгорукову и Ив. Ловчикову о завладении Поморскими раскольниками Палеостр. монастырем и принятии мер к прекращению распространения их в тамошнем крае), № 223 (Дело 1693 г. Пудожских раскольниках); Неволин, Пятины, в Зап. И. Р. Геогр. Общ., VIII, прилож., VI, 166; Дашков, Опис. Олон. губ., 109; Пушкарев, Опис. Олон. губ., 80; Памят. кн. Олон. губ., 1857 г., 140; 1860 г., 19, 24; 1867 г., Отд. III, 19; Чтения в И. Общ. ист. и древн. Росс., 1848 г., № 7, смесь, 128 (Иоаким, патриарх Москов.); Олонец. губернския ведомости, 1849 г., №№ 8-14; 1845 г., № 4 (кратк. опис.); 1849 г., № 4 (Писцов. кн. 1628 г.; здесь он назван Рождеств. м-рем на Спавенском острову), №№ 8-14 (судное дело 1700 г. о разорении Палеостров. м-ря раскольниками); 1851 г., № 1 (вотчина м-ря по писц. кн. 1628 г.); 1852 г., №№ 48-49 (Межевая запись Юрьева м-ря 1391 г., свидетельствующая о существовании его в это время); 1856 г., № 12 (грам. Петра I, 1696 г., обельному вотчин. Ключареву); 1862 г., № 35 (несколько слов по поводу поездки в м-ри); Чистовичь, Ист. правосл. церкви в Финляндии, 38, 40; Строев, Спис. иер. и настоят., 997, № 4; Акты Археогр. Эксп., III, № 38 (Ц. гр. 1614 г. о наборе ратн. людей с рыбн. ловлей м-ря), № 282 (Ц. гр. 1638 г. Сулешову о выдаче руги); Дополн. к Акт. истор., VII, № 25 (Память 1676 г. о рыбн. подарках); Ключевский, Жит. свят., 322; Собор. госуд. грам. и договор., IV, № 128 (Постановл. 1681 г. о содержании архиереев); Макарий, Ист. Р. Ц., VII, 38; Временник Общ. ист., 1856 г., XXIV, Запись о ружн. церк. и м-рях 1577-89 г., 36 (игум. Варлааму и 45 старцам); Калачов, Акты юрид. быта древн. Росс., II, 145, № 134 (Межевая обводн. книга 1391 г.); Чтения в И. Общ. ист., 1860 г., III, Отд. 1, 151 (в 1744 г. имел 3 души крест.); 1870 г., IV, Отд. 2, 24 (игум. Антоний 1670 г.), III (игум. Иосиф 1683 г.), 156 (указ 1707 г. о посылке в м-рь завод. лошадей на прокорм); Иванов, Опис. госуд. архива стар. дел, 347 (в 1700 г. имел 12 двор. крест.); Опис. докум. и дел архива св. Синода, VI, 1726 г., 277 (в 1712 г. из вотчин м-ря отписано 10 двор. крестьян к архиер. дому), 449 (дело об определении в м-рь на прокормление солдата Афанасия Стрелы); О Высочайш. посещ. Олонец. губ. Август. Особами, VII, 23 (посещ. В. кн. Владимиром Александровичем в 1885 г.); Русск. истор. Библиот., II, 17, № 18 (вкладная 1459-1471 г. игумена Игнатия из дому св. Богородицы Пальяострова в дом св. Спаса в Руссу на 16 руб.), 18 № 19 (вкладная того же игумена 10 руб. Спасо-Нередицкому м-рю), 336, № 109 (цар. грам. 1615 г. о безпошлинн. пропуске по р. Свири соли для м-ря; игум. Кирилл).

Опубликовал(а): Рома Кобальт

Оставить комментарий

Сообщение (обязательно):

Имя (обязательно):

Веб-сайт:

Проверочный вопрос: